Валерий Ронкин

Стандартный
«ГУСИ-ЛЕБЕДИ» (отрывок)

4. БАБА ЯГА

К уже перечисленным женским персонажам, связанным с гусями-лебедями, остается добавить русскую Бабу Ягу. Эти птицы охраняли ее избушку так же, как гуси охраняли храм Юноны Капитолийской (те самые гуси, которые спасли Рим).

 В современном обиходном языке слово «Яга» звучит как ругательство. В древности же было совсем не так. Баба Яга принадлежала к категории Великих Матерей, хозяек подземного мира, связанных не только со смертью, но и с производительными силами природы, а, следовательно, и с благополучием родоплеменной (а затем и этнической) общности. Это можно проиллюстрировать загадкой «Баба Яга, вилами нога, весь мир кормит, сама голодна — соха. «(Даль. 1957. с. 959).

В некоторых сказках типа «Гуси-лебеди» (Аф. 113) сестра видит похищенного братца, играющего золотыми яблочками, которые в европейской мифологии связаны с вечной молодостью, половой силой продолжением рода. Это золотые яблоки античных Гесперид, золотые яблоки Идун (скандинавская мифология), золотые яблоки Блаженных островов (кельтская мифология), наконец это молодильные яблоки русских сказок. Вместе с тем, они принадлежат миру мертвых: согласно Гесиоду Геспериды дочери Ночи и сестры Смерти (Теогония. 211-215), Апполодор помещает сады Гесперид в Гиперборее (2. 5. 11); кельтские острова Блаженных и наиболее известный из них Авваллон (остров яблок) тоже область загробного мира (см. Гальфрид Монмутский. «Жизнь Мерлина» 908).

Русская Яга — хозяйка яблоневого сада (Вятск. 97), яблоками или другой снедью заманивает она мальчика к себе, а в некоторых вариантах сказки он и сам забирается к ней в сад. [*5] У нее в подвале котлы с золотом, которые мальчик «прихватывает» с собой (Никифоров. 1951. 64), у нее же, как уже говорилось, он берет овес, пшеницу и воду.

Поскольку в мифе животное-атрибут какого-либо персонажа четко не противопоставляется самому персонажу, хозяйка нижнего мира иногда выступает в виде гигантской птицы:

Cтрафиль-птица всем птицам мати,
Живет она на синем море,
Пьет и ест из синя моря,
И детей водит на синем море.

(Бессонов. 1861. , 86)  

Держит белый свет под правым крылом;
Страфиль-птица вострепещется
Вся синя моря воскалыбается.

(Киреевский. 19986. 5, 125)  

(Несмотря на этимологию своего имени, [страфиль — страус] — это несомненно птица водоплавающая, «нижняя». С «верхним» персонажем может быть соотнесена Жар-птица русских сказок, Страх-Рах — птица заговоров, с ее иссушающими вихрями. (МНМ. т. 2, с. 452) Впрочем, судя по всему, и эта гигантская птица совмещает, как и наши гуси-лебеди, принадлежность к миру огня и к миру воды — в русских песнях о Егории храбром (св. Георгии) эта чудесная птица носит еще одно имя — Черногар, что свидетельствует о ее принадлежности к миру огня. Вместе с тем она «держит в когтях осетра рыбу» и Егорий заклинает ее: «Ох ты, Черногар-птица! Полети ты на сине море, пей и ешь из синя моря, Богу молись за сине море. «(Бессонов. 1861. 103, 104)

Насколько тесно на Руси гуси-лебеди были связаны с представлением о загробном мире свидетельствуют народные песни, обычно относимые к историческому жанру — «Песни о татарском полоне»(«Теща в плену у зятя») Старую женщину пленивший ее татарин заставляет «три дела делати: первое дело — кудель прясти, второе дело — лебедей (иногда — гусей-лебедей) стеречь, а третье дело — дитю качать»(Киреевский 1986. 449). Если «кудель» и «колыбель» можно рассматривать как бытовые реалии, то лебеди выдают истинное происхождение этого архетипического образа: старой женщины за прялкой в окружении гусей-лебедей. Плен (тюрьма, изгнание) в мифопоэтической образности часто выступает как ослабленный вариант смерти. В таком случае и остальные ее работы получают иное освещение.

В самых разных сказках Баба Яга связывается с пряжей — она либо сидит за прялкой, либо дарит герою клубок, который указывает ему дорогу в нижний мир. Клубок этот в мифологии имеет как бы две сущности — физическую и метафизическую. С физической точки зрения он, как и всякий круглый предмет, катится вниз. В грузинской сказке его роль с успехом выполняет катящееся яйцо. (Русудиани 1971. с. 107), ежик, указавший дорогу нашей героине, тоже способен свернуться клубком; когда ирландский герой Бран приближается к Острову Блаженных, имеющему черты верхнего мира, клубок ему бросают с берега, чтобы за нить подтянуть его корабль к острову.

Метафизически же нить — это как бы овеществленное время человеческой жизни (до сих пор мы говорим «отрезок времени»). Три греческих богини судьбы, мойры, представлялись пряхами: одна из них, Лахесис, вынимает жребий человека, другая, Клото, прядет нить его жизни, третья, Атропос (неотвратимая), обрывает ее. Подобные триады известны и в римской мифологии (парки), и в скандинавской (норны). Спуск в подземный мир равносилен смерти и для того, чтобы вернуться назад, герою нужна дополнительная жизнь, которую он и получает в виде клубка. (Вспомним «нить Ариадны», позволившую Тезею выбраться из лабиринта.)

Такое представление о возможности получения дополнительного отрезка жизни, по моему мнению, принадлежит к наиболее архаичному пласту мифологических представлений, основанного о вере в безграничную возможность шаманского воздействия на духов.

Герой получает клубок либо от своей пра-праматери, либо в результате сексуальной связи с его владелицей (Тезей), либо, зная заклинание, подчиняющее ее его воле.

В более развитых политеистических мифологиях формируется представление о фатальной предопределенности рока (жребия), которому подвластны даже верховные боги.

Но невозможность преодолеть рок не означала того, что его нельзя обойти. В произведениях мифологического или эпического характера мотив смерти героя иногда реализуется так, что вместо него погибает кто-то другой, обычно его близкий друг, спутник или брат, выступающий в качестве заместителя. (Гринцер 1971. с. 162) Шумерская богиня Инанна, оказавшаяся в загробном, мире слышит от духов преисподней: «Если Инанна покинет «страну без возврата», голову за голову пусть оставит. «(Поэзия и проза др. востока. с. 151)

Этот принцип — «голову за голову» предельно ясно формулирует «начальник ада» в корейской сказке, записанной Гариным-Михайловским (1958. 33) — отвечая на просьбу юноши отпустить его возлюбленную, он говорит: «Я не могу менять того, что записано в книгу судеб, и мне неоткуда достать для твоей девушки новой жизни. Но ты можешь отдать ей половину оставшегося тебе срока.»

Аполлон готов даровать Адмету вторую жизнь при условии, что кто-нибудь согласится умереть вместо него, освобождение Прометея становится возможным благодаря желанию кентавра Хирона сойти в Аид. Бессмертный Полидевк делится бессмертием со своим смертным братом Кастором — они в виде утренней и вечерней звезды в созвездии Близнецов по очереди появляются на небосклоне. Самоубийство Эгея предваряет благополучное возвращение его сына Тезея, как самоубийство Иуды — воскресение Христа. Во всем мире распространен сказочный сюжет про плута, посаженного в мешок (его собираются утопить), которому удается поменяться судьбами с простоватым прохожим.

Довольно часто мифологема заместителя входит в сюжет календарного мифа об умирающем и воскресающем боге.

В интересующей нас сказке («Ивашка и ведьма») заместителем мальчика становится Ягишна — ее съедает Яга вместо мальчишки, а он покидает нижний мир и возвращается к людям.

В сказочном варианте «заместительство» произошло тогда, когда Ягишна пыталась посадить мальчика в печь. Думаю, что в мифе печь бабы Яги была ему не страшна, так как там она играла совсем иную роль, нежели в сказочном тексте.

Этому образу посвящена целая глава в книге В. Я. Проппа «Исторические корни русской волшебной сказки».

Приведенные им примеры: Ахилл, которого мать закаляла в огне, мальчик из русской сказки, которого волшебник держит в огненной печи, чтобы тот стал колдуном, можно дополнить: богиня Деметра в огне закаляла своего воспитанника Демофонта, нартского Сослана закаляет в огне его приемная мать Шатана (Сказания о нартах. 1978. с. 170), смертельно больной Геракл восходит на костер и обретает бессмертие (Аполлодор 2. 7. 7). В якутском эпосе ослабевшие богатыри спускаются в подземный мир и ложатся в горн кузнеца Кыдай-Бахсы, чтобы закалиться и окрепнуть. (Ксенофонтов 1930. с. 63)

В различных районах Поволжья существовали сказки и былички, как таким же образом черти «перековывали» стариков, возвращая им молодость (Даль и др. 1994. 60. 75, 77).

При сожжении православными миссионерами деревянного антропоморфного идола хантов — «Обского Старика» многие присутствовавшие утверждали, что видели его «от пламени подобно лебедю излетевшего». (Теплоухов 1893 с. 44)

«В Малороссии о счастливых людях говорят: «У печурце родился». (Афанасьев 1982 с. 180)

Анализируя приведенные им примеры, Пропп делает вывод о том, что печь Яги связана с архаичным обрядом инициации. Об этом же пишет и Топоров (1963. с. 34), причем оба автора отталкиваются от анализируемой мною сказки. Топоров, впрочем, усматривает здесь и отголосок обряда кремации. Противоречия здесь нет — инициация символически воспроизводила смерть и воскресение инициируемого.

Интересно, что в описании хеттского погребального обряда фигурировала некая «старая женщина» и ее помощница, упоминается и серебряная лопатка, с помощью которой после догорания кремационного огня собирали в особый сосуд кости покойного. (Герни 1987. с. 146)

Погребальные гимны Атхарведы говорят о таком же отношении к огню (Агни):

«Став конями, увезите вы, о Агни, тех, кто принес жертву, в небесный мир, где пируют они на совместном с богами пиру». (18.4.10.)

«Принесший жертву, поднялся на сложенный костер, готовый лететь в небо … для него, творца благих деяний, сияет в воздухе сверкающий небесный путь, исхоженный богами». (18.4.14)

Сожжение рождественского Бадняка — превращение старого Бога в молодого Божича имеет ту же символику.

В башкирской сказке лебедь-дева сжигает своего мужа, чтобы возродить его из пепла сильным и прекрасным. Деву эту он принуждает стать его женой, похитив ее оперение-одежду во время купания. (Пермск. 105) 

 

Источник:  http://ronkinv.narod.ru/gaga.htm

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s