Category Archives: музыка

Дмитрий Ревякин. Из предисловия к книге.

Стандартный

Статья отсюда — http://www.ashavan.narod.ru/statyi/pred_km.htm

О!Чилап (Олег Чилап), лето 1999 

Честное слово Дика-Вольного Стрелка

1998-1Мне чудовищно жарко! Я задыхаюсь, и тупо, туго плавлюсь. Да ещё со всех сторон обложен раскалённым асфальтом в отсутствии Дождя и Ветра. Бредятина какая-то! Разве думаться могло, что Солнца-Ра бывает вот так много?! И что однажды я стану заложником самопровозглашённого московского лета? Эй, ты, Небо, ну сделай же хоть что-нибудь! Пролейся ненадолго, что ли…

В городе-герое в начале июля я слушаю его Песни. Его Мантры. Его Чары. Его Дарзы. Вскрики его и сполохи… Как истоки былинные. Изнервленные, пронзительные, и дикие, как и он сам. И такие же вольные и плавные. Как случайно уцелевшая от нашествия цивилизации река, затерявшаяся где-то в Забайкалье. И имя всем этим чарам, дарзам, рекам и мантрам ― Дмитрий Ревякин…

Откуда появился этот странный и неулыбчивый в общении молчун? Кто он на самом деле ― Человек-Слово, Рваный Ветер с обратной стороны Урала, кочевник вдоль-и-поперёк, или одинокий Вольный Стрелок с гитарным чехлом за плечами? А может, он просто ― Травень случайный? Или оброненный Небом когда-то давно Ливень нескошенный?

Для многих Ревякин всегда был и остаётся загадкой. Всем своим словотворчеством, полуязыческими-полупридуманными образами намоленными, похожестью на истинного рок-героя, и при этом абсолютной непохожестью ни на кого. Были времена, когда его охотно сравнивали с Волынщиком У Открытых Дверей Восприятия (хотя, собственно, сравнивают в основном те, кто или желчно не реализован, или сам ― палец о палец…). Судя по всему, поначалу ему это даже нравилось ― ну, во-первых, сравнения были, мягко говоря, не самые уныло-примитивные. А во-вторых, ему-то что ― он только легендами обрастал (жанр обязывает). И тогда он усиленно смурил, наддавал тумана, а затем горланил, шаманил, или молча благословлял все эти аналогии. Пока они оскомину ему не набили. Тем более, что сравнения всё же по большей части всегда бывают одномерными (чтобы не сказать ― откровенно дурацкими). Но время шло, и те, кому узнавать было легче, чем познавать, осеклись и примолчали. Потому что Ревяка продолжал безоглядно петь о своём. И вот, я тихохонько думаю ― да при чём же здесь Пинк Дорз, когда он сам себе ― Калинов Мост…

Название его группы ещё лет пятнадцать назад ошеломляло. Помимо всей мифологичности таилось в нём нечто особенно непридуманное. Интригующее и одновременно настораживающее. Не стану петь аллилуйю сметливости восточных славян и крепости сибирского духа. Но в таком обозначении себя ― «Я сделал шаг на Калинов Мост» («Отец Работал») ― угадывалось что-то искусно сработанное, с засученными рукавами и без долгой трепотни. Как надо ― надёжное и мужское. Но и тут же ― по сказаниям ― с грозовым набычившимся Небом. С заострёнными наготове кольями. С ожиданием безусловного врага ― Змея извечного. А стало быть, с туго скрываемой нетерпимостью ко всякой инородности вообще и, естественно, к непохожести профиля носа в частности ― так уж повелось… А в новосибирских памятных краях это особенно звучно… {Хотя, к примеру, у западных славян в волочебных песнях и колядках известен такой незатейливый сюжет: хозяин дома идёт себе через реку славную Дунай всё по тому же по калиновому мосту. И в пути не то что пресловутого Змея не обнаруживает, а напротив, только ангелов миролюбивых встречает. И те подхватывают его под белы ручки, и в рай на себе транспортируют. Так что, «вот тебе, бабушка» и вновь-опять ― «Запад есть Запад, Восток есть Восток»… А Киплинг есть Киплинг. А нам всё враг мнится…)

1998-2Но тогда, пятнадцать лет назад, к повседневному существованию группы с таким неожиданным по тем временам именем все эти рассуждения, я думаю, плотного отношения не имели. Группу «Калинов Мост» в родном Новосибирске ― я знаю точно! ― любили, как малую родину. Более того, группой такой гордились, ― для многих это было первым самостоятельным прикосновением к Свободе. И в разговорах с перелетевшими через хребет (Уральский) музыкантами из московско-питерских подвалов, тамошняя университетская молодёжь козыряла без остатка ― «у нас тоже есть свой настоящий рок ― «Калинов Мост»!…»

Некоторых заезжих рок-волонтёров эта новость обескураживала ― «что ещё за дичь!». В иных вызывала т.н. творческую ревность (читай ― зависть) ― «да что они могут!» А кое-кто на всякий случай недоумённо пожимал плечами. Всё-таки, к тому моменту уже бежали круги по воде от «Периферии» ― в бескрайней тогда ещё стране обнаружился некий Dом Dетского Творчества, где кто-то там что-то недосмотрел, и бесконтрольное распространение получил гремучий препарат DDT. Так что ― «чёрт его знает, как оно потом с этим Мостом Калиновым обернётся. Лучше всё же не лажать их с разбегу…»

Я не утрирую, так было на самом деле. Хотя, по-моему, такой расклад легко объяснялся элементарным отсутствием информации ― на слышио-кассетах, в то время единственно возможном для нашей рок-музыки носителе, творчество «Калинова Моста» было ещё не в ходу. Нет, не утверждаю, может, ушибленные меломаны и владели эксклюзивом. Но, думаю, что и в этом гипотетическом случае ― исключительно «подпольно-концертным», поскольку студийные альбомы группы стали выходить несколько позже.

Я не большой охотник дышать пылью чужих архивов. Но весь свой экскурс в новосибирский часовой пояс той поры, обнадёжившей даже самых непрошибаемых скептиков, совершаю не ради смакования ностальгии. Чего её смаковать-то, обглоданную… А лишь потому, что со времени локальной студенческой популярности группы, в которой играл практически безвестный Ревякин, прошло года два. Потом случился Подольский рок-фестиваль. И тогда в бескрайней ещё стране не осталось молодого человека, кто не знал бы, что это такое ― «Калинов Мост». Честное слово!

Подольск-87 вытащил на поверхность всю необычность ревякинских песнопений. Я уверен ― до Ревякина в нашей стране так оголённо свои песни почти никто не пел. Разве что, Алексей Романов, Поэт и лидер легендарной группы «Воскресение», и Башлачев Александр ― Поэт и «Время колокольчиков». Нет, конечно пели и многие другие, и убедительно в том числе. Кто героически, собой любуясь, кто «фирменно»-гнусаво, кто дерзко, кто пьяно, одни ― задорно-перестроечно, порой путая микрофон с сапогом кирзовым, другие ― параноидально-но-иносказательно. Ино-сказательно. И… Но Ревякин запел не так. И не так. И совершенно не так. А абсолютно по-своему. Не скажу, что я умирал от восторга ― умирать было кому и без меня, но не заметить необычности такого пения было невозможно. Пел он вроде бы гортанно, но при этом как будто и молчаливо. Медитативно, но явно с чекой гранаты в зубах. Распевно, но одновременно речитативно-роково, зачастую даже рыком.

Да и выглядел он совершенно не отсюда ― такой удручённый бледнолицый индеец в холщовке с русским узором (весьма, кстати, тактичным, без «клюквы»). Худой, как Jesus, длинноволосый, и в себя опрокинутый. И вот этот задумчивый персонаж ворожил со сцены простые, но глубинные вещи, приправленные психоделикой. Как его можно было не запомнить?! Причём, общее звучание отдавало не откровением сибирско-таёжной тяжмашности, а вовсе наоборот, отличалось даже некой изысканностью. И сыпались из него и буйство, и интеллектуальность, и… ― только горсти подставляй! Мелодические и ритмические корни угадывать не приходилось ― блюз и «на все сто» некоммерческий фолк. А наличие двух таких суперхитов, как «Сансара» и «Честное Слово» сразу обеспечивало Ревякину со товарищи пропуск в пантеон отечественного рока. И я знаю, что это справедливо…

Read the rest of this entry

Реклама

«Иван Купала»

Стандартный

Информация отсюда http://oldmusic.nnm.ru/ivan_kupala_luchshie_pesni_1996_2003_remastering

0adf107577e5202e328d0c6b101ad49b_fullНесколько молодых энтузиастов проехались по российской глухомани со своей портативной студией, при помощи которой удалось записать немало удивительных вокальных партий в исполнении старушек-божьих одуванчиков, память которых еще, слава Богу, хранит неимоверное количество причудливых перлов русского народного фольклора. Далее, уже дома, в нормальных студийных условиях музыканты наложили на смешной вокал бабушек электронный бит и получили отличный качественный продукт, причем понятный и близкий русскому народу. Однозначно, с творчеством «Ивана Купалы» никакой западный аналог и рядом не стоит, будь то попсовая Enigma или завернутые Dead Сап Dance. Однако группе все же не удалось избежать ярлыка русского Deep Forest.
Как известно, «Иван Купала» — это название достаточно популярного и очень старого русского праздника, который называют самым бесовским праздником на Руси. В музыке же группы нет и намека на какое-либо поклонение потусторонним, нечистым силам, наоборот, это светлая, чистая музыка, без которой в последнее время в России не обходится ни одно народное гулянье. На самом деле «Иван Купала» — это коллектив из Санкт-Петербурга, состоящий из трех человек, зовут их Алексей Румянцев, Алексей Иванов и Денис Федоров. Никто из троих ранее ни музыкой, ни русским фольклором всерьез не занимался, ни у кого из них даже нет какого-либо музыкального образования. Однако это им, как видите, вовсе не помешало. Все трое, до того как стать знаменитыми, работали на различных радиостанциях северной столицы, занимая, кстати, далеко не последние должности. Можно сказать, что работа на радио в немалой степени помогла музыкантам прорваться в эфиры питерских и московских станций. Участники коллектива признаются, что поначалу не очень-то верили в успех своего предприятия, наверное, только этим можно объяснить тот факт, что музыканты даже не удосужились придумать название для своей группы.

Рассылая промо-диски по различным людям, они просто писали на вкладыше: «Этнический проект». В итоге люди из Москвы, которым понравилась музыка, позвонили участникам проекта и спросили название, под которым их творение будет звучать в эфире. Разумеется, что когда теперь уже известная «Кострома» зазвучала повсюду, а «Иван Купала» набрал достаточное количество оборотов, то работу на радио пришлось оставить — группа занимала слишком много времени. Притом с работой в коллективе, чье творчество основано все же на русской музыке, связано немало проблем. Например, довольно большой преградой является добыча исходного материала. Фольклор народов других стран можно без проблем найти во многих музыкальных магазинах на CD, с русским же материалом дело обстоит куда хуже — его просто не достать, вот и приходится колесить по просторам родины, вооружившись портастудией.

Вообще изначально трио планировалось как исключительно студийный проект, однако позже все же было решено играть «вживую», это дало дополнительную возможность ездить по городам с гастролями. Концертное выступление «Ивана Купалы» выглядит следующим образом: три человека в дальнем углу сцены «колдуют» за нагромождениями аппаратуры, а на переднем плане четыре девушки в народных костюмах с микрофонами танцуют, поют и водят хороводы. Причем костюмы на поющих отнюдь не заказ в театральном ателье, а подлинники ручной работы, которым, кстати, по 150-200 лет, но выглядят они превосходно. Замена же бабушек девушками из фольклорного отделения музыкального училища имени Гнесиных объясняется очень просто. Когда музыканты решили перейти к «живым» выступлениям, то они столкнулись с очередной проблемой — выяснилось, что бабушки абсолютно не выдерживают психологически концертной атмосферы. Они волновались настолько сильно, что на репетициях тут же смущались и сбивались.

В данный момент у «Ивана Купалы», помимо загруженного гастрольного графика, много работы в студии и полно планов на будущее, среди которых и участие в народных праздниках, и написание музыки к фильму. Российская поп-музыка постепенно выходит на новый, более высокий уровень, предпочитая безвкусным однодневкам музыку высокого класса. Такое явление, как «Иван Купала», является прямым доказательством всех этих перемен. Перемен, безусловно, к лучшему.

Дмитрий SEROSTANOFF,
по материалам российской прессы
Газета «Э
N» (20.04.2000)
http://www.kupala.ru/press/#

Под катом — тексты песен с альбома «Кострома»

Read the rest of this entry

«Страшная правда о русской песне»

Стандартный

http://www.kupala.ru/press/#

«От души, но как попало» — главная формула родного искусства

Песни из нового альбома «Награ» флагманов русского этнорока группы «Иван Купала» третий месяц горячо ротируются на всех музыкальных телеканалах и крупнейших радиостанциях Москвы. Если первый альбом группы изрядно позабавил общественность экзотическими старушками, поющими в стиле эйсид-джаз, то второй ставит в тупик: а знаем ли мы вообще, что такое русская народная песня?..

— …Ездить по деревням в поисках забытых песен уже почти бессмысленно, — говорит Алексей Иванов, один из участников группы. — На самом деле живых носителей российской песенной культуры даже в деревнях осталось минимум. Большинство песен мы находим в архивах, где сохранились записи этих самых метафорических старушек. Это материал, записанный в 70 — 80-х годах, когда старушки еще были живы, а советским студентам этнографических факультетов оплачивали экспедиции в глубинку. К тому же было уже довольно неплохое качество записи… Одна знакомая журналистка очень точно определила то, с чем мы имеем дело: мы работаем с фантомом — с тем, чего в принципе уже не существует в природе. Ныне живущих старушек-хранительниц культуры погубила цивилизация. Cтарушки живут телесериалами, а не древней культурой.

— В связи с русской народной песней существуют несколько мифов. Главный из них — о русском мелосе как о чем-то неторопливом и неповоротливом. Насколько это верно?

— Это зависит от конкретных областей, — вступает в разговор музыкант Денис Федоров. — Чем севернее, тем тоскливее, чем жарче климат, тем веселее, больше позитива. Нетрудно догадаться, чем это обусловлено. Более мелодичны песни в центральной части России (имеются в виду Белгородская, Тульская, Курская, Рязанская области) — тут развито многоголосие… Северные песни длинны и витиеваты, но строятся всего на двух-трех нотах. Они занудны и речитативны, и чем дальше на север, тем больше развито сольное пение или пение в унисон. Это Архангельская, Вологодская, Псковская области. А вот в Ленинградской или Новгородской областях песен вообще почти нет. Read the rest of this entry

Русские варганы

Стандартный
Славянский варган, автор Виктор Пяточенко

Славянский варган, автор Виктор Пяточенко

Варган (от лат. «organum»- музыкальный инструмент) — один из древнейших музыкальных инструментов, прошедший через века и практически не изменивший свой внешний вид. Это самозвучащий язычковый инструмент. У разных народов мира он известен под разными названиями. Русское название «варган» произошло от старославянского «Варги» – рот, уста. В летописях упоминается также о варгане как о военном музыкальном инструменте, но встречающееся в них слово «варганы» обозначает, возможно, другой музыкальный инструмент, более пригодный для военной музыки, а не тот варган, о котором говорится выше. В разных уголках мира можно встретить также другие названия этого инструмента: комуз – на Алтае, хомус – в Якутии, дрымба – на Украине и Беларуси, кубыз – в Башкирии, маультроммель – в Германии, миккури – в Японии, кумбинг – на  Филлипинах, коу ксианг – в Китае, мунхарп – в Норвегии, морчанг – в Индии. В древности считалось, что игра на варгане прочищает сознание, укрепляет жизненную силу человека, гармонизирует функции всех органов; это подтверждают и cовременные ученые.
История варгана, музыкального инструмента существовавшего практически на всех континентах, уходит в глубь веков. Полагают, что родоначальником варгана был лук, появившийся в доисторические времена в эпоху мезолита приблизительно IX–XII тысяч лет назад. Человеку было достаточно упереть один конец лука себе в нёбо или в зубы, а другой в землю, и смертоносное орудие превращалось в музыкальный инструмент, на котором играли ударяя пальцами или палочками по тетиве.
Предком современного варгана был так называемый пластинчатый варган. Пока люди не знали железа, они изготовляли варганы из имевшихся в их распоряжении материалов; так, кеты, манси, нивхи, ханты делали варганы из кости, башкиры, казахи, туркмены предпочитали дерево, а китайцы — дерево и бамбук.
Но вот появились металлические варганы. Они вначале были похожи на пластинчатые, но постепенно видоизменились. Для большей выразительности звучания и усиления громкости к инструменту была добавлена металлическая рамка — дуга. Такие варганы стали называться дугообразными или дуговыми, именно им исполнители отдают предпочтение по сей день.
Варган был очень популярен и на Руси, причем играли на нем здесь преимущественно женщины. Вот какие сведения об этом инструменте приводятся в Словаре Российской Академии Наук за 1789 год: „Варган — железное мусикийское орудие, простонародием употребляемое: длиной около вершка, коего головка почти в кольцо согнута, от того же места, где кольцо не довершается, протянуты два параллельно идущих треугольных брусочка, к середине головки приваривается стальная полоска, проходящая между брусков не касаясь их, имеющая на конце крючок. Играют на сем орудии приложа его к зубам, вбирая и выпуская дух и приводя в движение перстом стальную полоску“.
Богатейшие традиции игры на варгане и изготовления этого инструмента существовали вплоть до тридцатых годов ХХ века у многих народов Севера и Дальнего Востока, а также у народов тюркской группы. Варган был неотъемлемым участником шаманских камланий наравне с бубном, а иногда даже заменял его.
Во времена сталинизма варган был запрещен как вредный пережиток прошлого, в частности из-за его тесной связи с шаманизмом. Несмотря на это, старшие поколения сумели сохранить традиции игры на варгане и передать их своим детям и внукам.
Республика Саха (Якутия) — один из главных мировых центров изготовления варгана и игры на нем. Варган — хомус (тюрк. „музыкальный инструмент“) — здесь считается инструментом, способным передать любые человеческие чувства. Музыка основывается не на мелодии, а на выражении исполнителем своих эмоций, на воспроизведении характерных настроений, имитации звуков природы, иногда на лирическом повествовании — когда через варган проговариваются слова (этот прием называется „говорящий варган“).
Варган был распространен и в Европе. В средние века молодые люди часто использовали этот инструмент в особых целях — например, для привлечения внимания прелестных девушек. В эпоху романтизма варган, с его экзотическим звучанием, завоевал светские салоны. Центром изготовления этого инструмента и игры на нем начиная со Средних веков считалась Австрия.
К концу XIX века искусство варганной игры потеряло свою актуальность, и в начале ХХ века дугообразный варган исчез с европейской музыкальной сцены. Это было вызвано рядом объективных причин. В 1821 году немецкий мастер Фридрих Бушман из нескольких маленьких варганов, настроенных на разную высоту звучания, сконструировал первую губную гармонику. Ну а когда губную гармонику снабдили мехами, миру предстали аккордеон и баян. Эти инструменты стали пользоваться огромным успехом, а варган был предан забвению.
В конце 1960-х — начале 1970-х годов интерес к варганной музыке вновь стал расти, что было связано с начавшимся процессом возрождения этнических культур, с новыми увлечениями эзотеризмом. В Якутии в 1970-х годах варган-хомус стал популярным благодаря усилиям якутского исполнителя Ивана Алексеева. Возрождившийся интерес к инструменту привёл к организации межународного фестиваля варгана, первый из которых состоялся в 1984 г. в США.
Сегодня в России (преимущественно в Сибири и на Дальнем Востоке), Австрии, Норвегии, США и других странах, где развито искусство игры на варгане существуют различные общества варганистов. Очень популярен варган ( по-украински и белорусски дрымба) на Западной Украине, в Беларуси, Молдове.

Источники:

http://folkinst.narod.ru/vargan.html

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD

http://vargshop.ru/articles.php?id=2

 

 

«Чудо народной традиции»

Стандартный

Не в первый раз, конечно, я наткнулась на этот пост. И все-таки решила у себя запостить. Ну, интересно ведь!
__________________________________________________________________________________________

«Мы не раз слышали о явлениях, которые современная наука едва нащупывает, 
а древняя народная традиция — интуитивно ведает уже тысячелетия.
 
Ещё один такой пример открылся недавно мне:
В составе 4х человек мы пропели брянскую свадебную песню «Роёчек», где поётся об отделении молодого пчелиного роя.

Записав на диктофон, я открыла файл в звуковой программе,
и там запись (звукочастотный график) Роёчка выглядит так:
0007zz8d
!!
Представте себе, настоящие пчёлы! Каждый куплет — пчела! ))
Вот слова песни:

Ссылка: сайт Белагора

Стандартный

0003k114http://belagor.narod.ru/

Сайт стихотворца и исполнителя Белагора, занимающегося изучением и возрождением Русской Культуры.

В разделе Дискография можно почитать тексты и послушать песни Белагора, которые выложены там в мп3.