Category Archives: парки-музеи-зрелища

Немного про Аркаим

Стандартный

Отрывок отсюда http://aridaveda.livejournal.com/22274.html

«…Аркаим — остатки древнего города в степи, куча народу и минимальный сервис.

Место для стоянки туристов с палатками делится на бесплатное и платное. Мы выбрали платное, поближе к удобствам и реке, к тому же машину нужно было на стоянку ставить. Поставили палатку, обустроили быт, искупались в реке, смывая дорожную пыль и на ближайший холм бродить по местной спирали. Оказалось, что это то ли холм здоровья, то ли очищения, то ли отпускания грехов. Я так и не поняла, каждый говорил что-то свое по ходу добавлял очередную фантастическую историю. Сама я особенно ничего не почувствовала. Проводив солнце, мы пошли спать. А закаты там сумасшедшие.

На следующие дни стали исследовать окружающий мир и вот что нам открылось:

Степь, жара, несколько холмов с выложенными на них туристами кругами-спиралями и другими странными фигурами, например, сердечками. Холм Шаманки, холм Любви, холм Очищения, опять же туристы постарались с поэтичными названиями. С утра и до вечера по ним бродят искатели истины, бегают наперегонки дети, отдают дань моде любопытные, березовая роща, дающая приятную тень, где можно хоть немного поспать днем, а нам, непривычным к такой жаре, спать хочется постоянно, река — прохладная, живительная, с белыми лилиями, которые редко уже где встречаются, с крупной рыбой., обычным и диким местом для купаний.
Люди, много людей, которых с каждым днем становилось все больше, а свободного пространства все меньше. Палатки, костры, с готовящейся на них едой, ящики со спиртными напитками в обрамлении этнических барабанов и поющихся мантр.

Аркаим24716-1294b-23488888-m750x740

Read the rest of this entry

Улица мастеров

Стандартный

В новостях про это мероприятие было заявлено следующим образом:

В субботу, 15 августа, на площадке у кинотеатра «Галактика» (ул.Добровольского, 5) состоится мастер-класс по народным художественным промыслам. Мероприятие проводится в рамках муниципальной целевой программы «Сохранение и возрождение народных художественных промыслов и национальных культур в городе Владивостоке на 2007-2009 годы».

Как рассказали в управление культуры администрации Владивостока, декоративно-прикладное творчество — сложное и многогранное явление культуры. Мастерство передавалось от отца к сыну, от деда к внуку, буквально «из рук в руки». Время отбрасывало все случайное, несовершенное, шлифуя и сохраняя только ценное и высокохудожественное.

В программе «Улицы мастеров» будут представлены:

* Авторский мастер-класс по изготовлению изделий из глины, плетению изделий из проволоки «Колобок и кольчуга». Мастер-класс проводит творческий коллектив под руководством опытного мастера Александра Сергеевича Богатурова.
* Мастер-класс по керамике с демонстрацией разных видов обжига на «живом» огне.
* Мастер-класс по резьбе по дереву.
* Мастер-класс по изготовлению традиционных славянских кукол-закруток. Мастер-класс ведет художник Ольга Рыжова.
* Мастер-классы по вышивке, лоскутному шитью, кружевоплетению, бисероплетению, макроме, флористике.

Мастер-классы ведут мастерицы клубов: «Золотая соломка», «Марья-искусница», «Сияние бисера».

Начало мероприятия в 12 часов. Приглашаются жители и гости города Владивостока. Радость творчества, яркие впечатления не оставят никого равнодушными.
————

Я находилась там примерно с 12-ти до часу. Застала только один мастер-класс — по работе с глиной на гончарном круге (насколько я поняла, не бесплатно, по 200 рублей). Остальные мастерицы скучали под жарким солнышком. К сожалению, не было мастеров по резьбе по дереву. Ну, а что было, смотрите на фотографиях (осторожно — больше 7 Мб) 🙂

001

Read the rest of this entry

Песочный город

Стандартный

 
Замечательный фотоотчет о песочном городе находится здесь http://www.liveinternet.ru/users/1575676/post81191158/

Русалки, Иванушка, Алёнушка, старик с золотой рыбкой, другие герои сказок.

0007bsp3

Поляна сказок

Стандартный
Из Ялты расходится множество дорог и каждая ведет к природным или историческим достопримечательностям, каждая обещает новые встречи и впечатления. Можно отправиться по той, что идет в Сказку.
000741sfВ ближайших окрестностях города, на опушке заповедного леса, где под скалою-замком бежит речка, рожденная водопадом Учан-Су, расположился чудо-городок. Поляна сказок — это отдел Ялтинского исторического музея. Сегодня здесь представлено более двухсот скульптур из дерева, декоративного камня, оргстекла, меди, алюминия и других материалов. Взрослые и дети, попав на Поляну, оказываются в кругу хорошо знакомых и любимых сказочных героев.
Золотятся на солнце сторожевые башенки; вход в город охраняют знакомые нам с детства «тридцать витязей прекрасных» из поэмы Александра Сергеевича Пушкина «Руслан и Людмила». Фигуры витязей, образующие частокол, башенки, резные ворота — весь этот сказочный вход сделан руками ялтинских художников Владимира Нороха и Сергея Федорова.
С. Федоров — автор и экспонируемого на Поляне сказочного ансамбля: терем-теремок, Медведь, Дедушка гриб-боровик с внучатами-боровичатами. Теремок построен в традиции русского деревянного зодчества способом бревенчатого наката, украшен затейливой резьбой, ажурным дымарем, коньками-оберегами на крыше. А скульптуру Медведь художник выполнил в манере старинной деревянной игрушки.
Основой замысла ландшафтно-скульптурного комплекса «Славянское поселение» (автор — С. Федоров) стала русская народная сказка «Семь Симеонов». Чтобы создать «поселение», потребовалось знание не только фольклора и художественных приемов, но и исторической обстановки времени существования подобных поселений. С. Федоров успешно справился с задачей и как художник, и как исследователь. В создании чудищ, злых и добрых духов, населяющих таинственную лесную чащу, которая окружает поселение, братьев Симеонов, олицетворяющих важнейшие ремесла древних русичей, приняли участие ялтинский народный умелец О. Деграве и профессиональный художник из Минска А. Столетов. 
Подбоченясь и разглаживая ус, благожелательно встречает гостей Кот ученый. И хотя он без сапог, угадываются в нем лихость и лукавство Кота в сапогах из сказки Шарля Перро. Автор этой работы — скульптор Юрий Сахаров. С другими произведениями мастера можно познакомиться в павильоне малых скульптурных форм.
1s320x240Ю. Сахаров создает свои произведения не только из дерева. Один из интереснейших экспонатов музея — Соловей-разбойник — выполнен из крымского мраморовидного известняка. Этот былинный образ — воплощение дикой, первобытной силы.
Это работа киевского скульптора Станислава Кошелева. Злая Змея похитила мальчика, а добрый Гусь помогает ему спастись. Композиция, выполненная из органического стекла, является вариацией на тему украинской народной сказки «Ивасик-Телесик». Другая его работа «Руслан и Людмила» — из майолики. Произведениям С. Кошелева присущи эмоциональность и динамичность.
Играют лесные музыканты, добрые духи крымского леса (автор — Александр Звягин). В концерте принимают участие крокодил Гена и Чебурашка (скульптор — Тамара Марьина). Катится самонадеянный Колобок. Спасает родную землю от Змея Горыныча Никита Кожемяка, а Иван — крестьянский сын в тяжелом бою одолевает Чудо-Юдо (авторы скульптур — Надежда Петренко, Михаил Чиликов, Леонид Смерчинский).
2s320x240Музей знакомит посетителей не только с работами профессиональных художников, но и с самобытным творчеством народных умельцев — флористов Михаила Чиликова, Тамары Марьиной, Михаила Храмцова, резчика по дереву Зиновия Розеншейна.
Флорист, сохраняя в дереве образ, намеченный самой природой, искусной рукой доводит его до художественного завершения. И какой неожиданной стороной оборачиваются вдруг корень, пень или ветка! Это и лесовики, и невиданные зверушки, и гномы, и витязи, и царевны.
В отличие от М. Чиликова, у которого главный инструмент резец, Т. Марьина «лепит» свои образы из различного материала, который щедро дарит ей лес. Она монтирует свои скульптуры и скульптурные композиции. Обращают на себя внимание и ее картины-аппликации. Даже не верится, что выполнены они без искусственных красок, без кисти: художница «выкладывает» их на декоративной фанере из коры, веток, мха.
3s320x240Старейший флорист М. Храмцов создает рельефные картины, применяя резьбу, аппликацию, монтаж из материалов, найденных в лесу, а также из древесно-стружечных плит, декоративной фанеры, досок и пр. Он же автор одиночных скульптур и композиций из коряжек, корней, веток, наростов на стволах деревьев.
Не оставляют равнодушными гостей Поляны и замысловатые, приправленные добрым юмором флористические работы О. Деграве «Садко», «Дерево Бабы Яги», и прямо-таки завораживает «Змея — хранительница сокровищ» народного умельца Г. Чупракова. Скульптурная композиция создана по мотивам рассказа Редьярда Киплинга «Маугли». У хранительницы сокровищ свой лик, свой характер. Она — величественна, мудра и — вот неожиданность! — добра. Сказочная змея выполнена мозаичным набором по древесной основе (дуб) из пяти тысяч деревянных модулей-чешуек. Всего в работе использовано более двух десятков декоративных пород крымских деревьев.
4s320x2401С образом «Змеи — хранительницы сокровищ» перекликается «Дракон» народного умельца из Армении Василя Погосяна. «Дракон» получил высокую оценку посетителей и специалистов. Фольклорный образ двуглавого дракона, заглатывающего солнце на закате и изрыгающего его утром, встречается в мифах многих народов.
Экспозиция Поляны сказок вскоре пополнится персонажами из сказок братских народов союзных республик — Азербайджана, Грузии и других. Одна из таких работ, по мотивам армянской народной сказки «Яблоки бессмертия», уже вписалась цветным пятном в зеленый фон Поляны. Автор, профессиональный скульптор из Еревана Г. Казарян, использовал знаменитый розовый туф, который он сам отыскал в горах Армении.
5s320x240Семь гномов 3. Розеншейна особенно нравятся детворе. Они созданы по мотивам сказок братьев Гримм, Шарля Перро и мультфильма Уолта Диснея «Белоснежка и семь гномов». Строем идут семь тружеников, семь маленьких деревянных человечков: Мудрец, Весельчак, Ворчун, Чихун, Удивленный, Застенчивый и Простодушный. Нет, не деревянные они — живые, настолько мастерски сделал их резчик…
У этого чудо-городка, как и у сказок, долгая жизнь. Говорят, человек начинается с детства, а детство неотделимо от сказки. Уральский сказочник П. Бажов советовал: «Не расставайтесь с детством, как можно дольше не расставайтесь, и мир никогда не потускнеет в вашей душе… »
Уходя, гость Поляны сказок обязательно еще раз взглянет на вещего Бояна да на могучего витязя — скульптуры заслуженного художника РСФСР И. Шмагуна. Ни днем, ни ночью не дремлет витязь, охраняя родную землю. И простирается над прекрасной сказочной страной бездонное мирное небо. 
Виталий Антонович Медведев
Эдуард Михайлович Левин
Михаил Михайлович Лукьяница

Статья и фото с сайта http://krym.sarov.info

Парк А.Толстого в Брянске

Стандартный

 

01s320x240Парк имени А.К.Толстого является уникальным по своей сути. Он сочетает в себе музей, имеющий культурную и историческую ценность, с отличным местом для отдыха. Парк стал центром культурно-массовых мероприятий. Находясь в центре города, он дает людям уникальную возможность прийти в него в любое время. А куда сходить в выходной или праздничный день с ребенком? Конечно в парк деревянных скульптур. Практически в любой праздничный день парк оживает настолько, что становится понятно, именно он — сердце города.
…Это он создал самый красивый детский парк в городе — парк имени Алексея Константиновича Толстого, в котором нет больных деревьев, зато есть множество “живых” деревянных фигур — персонажей легенд, преданий и сказок. Это он написал массу стихов — красивых и мудрых, уместившихся почти в полутора десятках книг. И он же — художник (хотя об этом мало кто знает). Рисунки для него — изотерапия, способ лечения от хандры и депрессии. А еще — вот уж воистину, талантливый человек талантлив во всем! — Валентин Динабургский более 35 лет посвятил исследованию самых загадочных явлений природы, именуемых неопознанными летающими объектами – НЛО. А также полтергейсту, параллельным мирам, снежному человеку, серебристым облакам, шаровой молнии, ясновидению, пророчествам — всем тем явлениям, которые столь сильно будоражат воображение обывателей.
02s320x240И все-таки для большинства брянцев Валентин Динабургский — это, прежде всего, человек, создавший парк Толстого. Парк, который занесен в монографию “Парки мира” в числе 400 парков всех стран и континентов, располагается на месте бывшего городского кладбища с Преображенской кладбищенской церковью, диаконом в которой служил дед жены Динабургского — Иван Лаврентьевич Троицкий.
В пятидесятые здесь было все, как у людей — бетонно-гипсовые инвалиды сопровождали культурный отдых трудящихся — девушка с веслом и торчащей арматурой, однорукий пионер, однорогий олень. А потом в парк директором пришел поэт. И решил усохшим деревьям вторую жизнь дать. Так появились старик-сказочник, Десняночка, Емеля, князь Роман Брянский, Акула и Пересвет, Брянская Мадонна, хоровод работных людей — семеро мужичков — хлебопашец с хлебопеком, стеклодув, кузнец-молодец, портняжка… О каждом из них у Валентина Давыдовича своя история сочинена. И про занятный фонтан в центре парка под названием «Чертова мельница» — тоже. Поскольку скульптуры недолговечны, их время от времени обновляют. Самый последний Сказочник в окружении детворы не случайно сильно смахивает на Динабургского.
03s320x240Были времена, парк имени Алексея Толстого был буквально местом паломничества иностранных туристов — посмотреть музей деревянных фигур под открытым небом приезжали из Германии, Индии, Канады, восточноевропейских и других стран. Тысячи туристов ежегодно! Парк получил восемь медалей ВДНХ, из них — одна золотая, две серебряные и пять бронзовых. Эти награды получены за уникальное собрание деревянных скульптур, а также за благоустройство и архитектурно-эстетическое решение образа парка в целом.
«Широкому распространению деревянной парковой скульптуры в нашей стране во многом послужил опыт Брянска», — писали специалисты по ландшафтному дизайну. В фундаментальной монографии «Парки мира» брянскому парку в числе наиболее примечательных четырехсот парков планеты отведено почетное место между изысканным японским парком деревянных скульптур среди сакуры Никко и живописным шведским парком в пригороде Стокгольма. Диплом Всесоюзного смотра парков и восемь медалей ВДНХ, в том числе одна золотая и две серебряные — это былые заслуги. А сегодня? Сегодня парк выживает, как может, в условиях всесильного рынка. В последние годы все меньше тут благоговейной тишины. Все больше обычной суеты. И все труднее сохранить парку свое неповторимое лицо.
04s320x240В 2005 году в Брянске разгорелся скандал между местной епархией и руководством музея. Епископ Брянского и Севского Феофилакта открыто заявил, что возрожденная Рождество-Богородицкая церковь (она расположена рядом со стадионом «Динамо» на территории парка) не может соседствовать с «идолами». 21 сентября состоялось первое за много лет богослужение в церкви, которой вновь возвращен статус действующей, несмотря на ее полуразваленное состояние. После богослужения Владыка в интервью телекомпании «60-й канал» сказал примерно следующее: «Православные святыни должны окружать те изображения и те ваяния, которые соответствуют православному мировоззрению, а то, что возводилось в силу идеологических или иных причин, думаю, что может быть перемещено в другое место. Совершенно безболезненно». Особое неудовольствие Феофилакта вызывает фонтан «Чертова мельница», расположенный аккурат напротив возрожденной церкви.
05s320x240Позиция церковных иерархов в отношении парка (забавный момент: говорят, Владыка также заявил, что не потерпит, чтобы рядом с церковью находился парк, носящий имя отлученного от церкви Толстого, но, очевидно, запамятовал, что отлучили от церкви Льва Николаевича, а парк носит имя Алексея Константиновича) вызвала резкую реакцию горожан — в подавляющем большинстве своем совершенно индифферентно относящихся к церкви вообще и к православию в частности. Даже лояльно относящиеся к церкви светские «иерархи» также негативно относятся к воинствующему «идолоборчеству» Феофилакта. Например, губернатор Брянской области Николай Денин публично заявил:
«Не нужно ломать историю и переносить памятники. Парк Толстого — это наше общее достояние».
Говорят, парк удалось отстоять, и сейчас он на реконструкции…

Фото Радомира Воеводова, взяты здесь  http://vkontakte.ru/photos.php?act=album&id=21584700


Захар Мухин «Мельница»

Стандартный

 

0004ex1sОна – самая высокая в России. Их остались единицы. По одной-две в Суздале, в Кенозере, в Малых Карелах. Но такой, высотой с шестиэтажный дом, не сыскать уже нигде. 
Мельница – вершина инженерной мысли. Однако, 19 век не щадил собственных находок. И какой-то дурацкий паровой двигатель вытеснил гораздо более совершенную энергию ветра. 

Точной датировки нет, известно лишь, что простояла мельница в деревне Кочемлево Кашинского уезда Тверской губернии «изрядно». И работала до последнего. Еще в шестидесятые годы ее каменные жернова мололи зерно для колхоза «Рассвет». 
Хотя мельницы – сооружения чисто технические, они невероятно красивы. Очертания взметнувшейся вверх мельничной башни словно перекликаются с контурами древними храмов. Восьмигранный шатер, лестница в три марша. Гребень с флюгером, три пары крыльев. 
Внутри мельница кажется еще больше чем снаружи. Подъем наверх, в поворотную башню, бесконечен. Из окошечка – вид на лесные дали. 
Ее перевезли в музей деревянного зодчества под Новым Иерусалимом в 1973 году, в разобранном виде. Собирали пять лет. В марте 78го смонтировали, а через два месяц она стала разрушаться. Сначала упали крылья. Многотонные крылья тяжелы как бомбы. Упав, они разрушили крышу. Потом был пожар, и мельница сгорела на треть. После этого на нее махнули рукой. Пятнадцать лет она гнила, брошенная и забытая всеми. 
В развалинах тусовалась местная молодежь, алкаши, уголовники. Охрана музея просто боялась заглядывать в этот отдаленный уголок Гефсиманского сада. 
В девяностых Володя Сорокин был самым известным человеком в Новом Иерусалиме, поскольку ходил в самой драной телогрейке, работая дворником на двух участках. Надо же на что-то семью содержать. А после работы шел восстанавливать мельницу. На основании ельцинского закона «О возможности частной инициативы в восстановлении памятников архитектуры», он заключил с новоиерусалимским краеведческим музеем договор и стал хранителем мельницы. 
С 94 по 99 был черный труд. Володя снимал прогнивший такелаж, менял настилы. Вся окружающая территория представляла собой большую свалку. Строительный мусор, кузова машин, брошенные еще с советских времен строительные леса. Володя своими силами разгреб эти вавилоны. Восстановил очаг, чтобы мельница просушилась изнутри. 
Появилась красивая плетеная оградка, резные ворота, навесы с пеньками для чаепитий…
Мельница была еще закрыта, а благоустроенное пространство вокруг нее уже заработало. Забредавшие сюда случайные туристы дивились, радовались, рассказывали друзьям. Повалил народ. Люди стали присоединяться, помогали в восстановлении. 
Володя не спрашивал людей, кто они, чем занимаются в жизни. Почти год на мельницу приезжал помогать человек, оказавшийся впоследствии крупным банкиром, председателем совета директоров. Он хранил это в тайне. Вместе со всеми ворочал гнилые бревна. Просто однажды сделал на ремонт гигантское пожертвование. 
Помогали местные панки. Перестали грабить прохожих, бросив все силы молодости на благое дело. 
Сначала была задумка восстановить мельницу так, чтобы она воспроизводила саму себя в рабочем состоянии. Но это оказалось невозможно! На крыльях работающей мельницы должна быть натянута парусина, а внизу постоянно должен ходить человек с лошадью, ловить ветер, и поворачивать башню в нужную сторону. Иначе ветер разорвет паруса, оторвет крылья, опрокинет башню. Но где найти лошадь, согласную на круглосуточное дежурство? 
Поэтому крылья восстановили с учетом безопасности. Паруса натягивать не стали, и приковали к земле цепями. Однако, на всякий случай Володя сотоварищи починил весь внутренний механизм – валы, шестерни, жернова. В любой момент (после небольшой доводки) можно было начинать молоть зерно. 
Володя говорил про себя «Я – мельник. Пусть мельница неработающая, но даже если корабль стоит на приколе, у него все равно есть капитан» 
— Вот письмо от немецкого мельника, ветерана дивизии СС «Райх». По иронии судьбы воевал он здесь, под Новым Иерусалимом, где стоит теперь наша мельница. Сейчас он мирный старичок. В его хозяйстве пять мельниц, целый музейный комплекс. Но когда он был в гостях у нас, он был поражен! Размеры, масштабы, а главное, деревянные механизмы. В Европе леса мало, все что можно, там делают из других материалов. А тут такое богатство. Он сказал, что если бы наша мельница была сплошь из малахита, это удивило бы его меньше. 

Последний раз я заглядывал в гости к мельнику года полтора назад, и видел все в дивном благолепии. Мельница была полностью восстановлена. Из людей помогавших в восстановлении сложился военно-исторический клуб «Штурм» – отряд петровских драгун, в основном молодежь. Кавалеристы охраняли мельницу, патрулировали Гефсиманский сад, катали посетителей и их детей на лошадях. 
Жизнь кипела. При мельнице открылась мастерская резчика, по заказу проводились пикники, при поддержке местной власти прошло несколько джазовых и фольклорных фестивалей под открытым небом. 
Все, что делалось Володей на мельнице, не было самодеятельностью. Все мероприятия согласовывались с музеем, все новые постройки выдерживались в историческом духе, и утверждались главным архитектором. По договору 80 процентов выручки Володя сдавал в музей, 20 оставлял себе. Но не «себе в карман», а на поддержание и развитие мельницы. Ничто не предвещало беды. 
– Постепенно началось какое-то непонятное противостояние. Казалось бы, памятник восстанавливается, всем хорошо.
Но музейные работники – специфические люди. Они хранители. Они умеют хранить экспонаты – живопись, фарфор, драгоценности. У них все под стеклом. Парк, деревянные постройки они воспринимают как еще один музейный зал. Ставят таблички, указатели. Вывешивают на стены рушащихся памятников вывески: «охраняется государством».
Что такое официальная структура? Это машина. Это структура еще советская, она не предусматривает человека как такового. Не предусматривает никакой частой инициативы. Она смотрит на меня, как банк на человека, рисующего собственные деньги.
Они работают так: музей пишет заявку в министерство культуры, минкульт рассматривает заявку и выделяет деньги, музей передает деньги реставрационной организации, а организация делает. Музей принимает работу, но не ведет никакой деятельности собственно по содержанию объекта. Проходит время, памятник снова начинает разрушаться, музей пишет новую заявку, круг повторяется.. Это «священный ритуал».
Я нарушил ритуал. Мои попытки что-то реально восстанавливать воспринимались как святотатство. А когда у меня появились положительные результаты, началась и зависть.
Отношения Володи с музеем стали иррациональными. Его терпели, мельницу включали в объекты показа. Он работал как отдел музея, но как «неправильный» отдел. 
Доходило до смешного. Володя проложил на мельницу хороший силовой кабель. Для освещения, отопления, и чтобы сигнализация работала. Музей решил, что это не официально, подал заявку в министерство, деньги пошли извилистыми путями, дошли в малом объеме. На них наняли электриков-забулдыг, которые отключили Володину проводку, и протянули старые трухлявые провода, одну фазу, без нуля. С тех пор свет на мельнице едва горел. 
Директор музея, Наталья Абакумова, увидев, что памятник восстановлен, и что с него теперь можно снимать пенки, и ни с кем не делится, решила, что Володя больше не нужен. Но просто сказать мельнику «иди гуляй», было невозможно. 
Ведь он работал по договору. 
Сначала отключили свет. Петровским драгунам и их лошадкам запретили появляться в Гефсиманском саду. Потом объявили, что благоустройство, произведенное Володей во внутренних помещениях мельницы, и на прилегающей территории не исторично, и пришли его ломать. Точнее послали мужиков-охранников. 
Володя пытался помешать и «случайно» получил доской по голове. С диагнозом «сотрясение мозга», он на месяц выбыл из игры. Впервые за 9 лет он оставил мельницу, и оправился в больницу. В его отсутствие началось самое интересное. 
Мастерская резчика и комната мельника были разгромлены. Вырытый Володей пожарный водоем, засыпали, вместо него повесили ржавый огнетушитель. Разломали крышу, пол, ограду. Словно хотели уничтожить все следы Володиной деятельности. От этих «преобразований» треснул фундамент, рухнула опорная балка. 
– У меня на мельнице жили коты и собака. Собака для охраны. А коты мельнику вообще по штату полагаются. Знаменитые котики. Они и в кино снимались. А студенты-биологи, мои частые гости, даже написали научную работу «Влияние популяция котов новоиерусалимской мельницы на психологию посетителей». Я не шучу.
Коты исчезли. Охранники пытались увезти собаку, но она сопротивлялась, так как на мельнице жил ее щенок, стала кусаться. Убили обоих, и собаку и щенка. А ведь мы с этой собакой семь жуликов в милицию сдали! Воров, которые хотели кабель силовой смотать. Да, наградили за верную службу… Пока Володя лежал в больнице, до него доходили слухи, что на мельнице происходит что-то не то. Выписавшись, он пошел на мельницу, захватив с собой местного журналиста. Администрация музея вызвала «группу захвата», вооруженное подразделение вневедомственной охраны. С криками «Сейчас ты получишь за все!» охранники ринулись на «супостатов». Журналист едва успел выхватить свое удостоверение… 
Сейчас Володя подал на музей в суд. Программа минимум – получить компенсацию за разрушенные постройки. Программа максимум – отсудить мельницу себе в частное пользование. 
Процесс предстоит не простой. Музейные работники обвиняют Володю, что он неизвестно кто, что он все эти годы не работал, а просто сидел отдыхал. 
Расписки, билеты, акты о приеме построек похищены во время погрома. Теперь Володя приглашает известных людей округи, и они свидетельствуют в его пользу. 
– К счастью, сейчас юридическое колесо в государстве повернулось в сторону частной инициативы. Скорее всего, я выиграю суд. Возможно, судебный процесс будет и не один. Сначала я отсужу средства за свои сломанные постройки, а потом добьюсь передачи этого памятника в мое частное хранение.
Жаль бесследного уничтожения девятилетней работы. Я отдал мельнице всю жизнь. Важна не столько эта конкретная мельница, сколько идея создания вот таких эксклюзивных туристических комплексов на небольших объектах.
Конечно, можно повесить доску «памятник архитектуры», вложить туда большие деньги, но деревянные шедевры, недоступные для туристов, и не интересные для жителей этих районов, будут стремительно разрушаться – климат, «подрастающее поколение».
У музея же нет ни сил, ни желания содержать этот объект. 
Сейчас Володя не может попасть на мельницу самостоятельно, только с судебным приставом или с комиссией ВООПИК (Всероссийское Общество Охраны Памятников Истории и Культуры). 
Поэтому на мельницу я пошел один. Шел, и трепетал, вот сейчас из-за деревьев выскочит охрана… 
Володя был душой мельницы. Без него мельница приходит в упадок, разрушается. Я брел по глубоким сугробам в грустных раздумьях. Мельница стояла среди снегов, одинокая. Подумалось, что скоро снег сойдет, и мальчишки подожгут траву. И некому будет направить на огонь ржавый огнетушитель. 
Музей, забрав себе объект, который не может содержать, очень рад. Пишутся заявки на финансирование, выдвигаются предложения на гранты. Развернута «бурная деятельность». Сейчас Госсовет России принял постановление о развитии закона 1994 года «О возможности передачи памятников архитектуры в частные руки». Это произошло после того, как ВООПИК представил статистику: только за этот год от пожаров и других причин, погибло 6 памятников деревянного зодчества, находившихся в ведении Министерства культуры. 
26.11.2004, Литературно-философский журнал «ТОПОС»

Оригинал статьи находится здесь

Историко-архитектурный комплекс «Теремок»

Стандартный
0003sth1
«Теремок в Талашкино» — эту фразу я случайно услышала, смотря краем глаза новости на Культуре. Увидела мельком этот самый теремок и сразу полезла в сеть. А теперь решила выложить фотки. Отрадно, что не все терема на Руси заброшены.
 

 

Село Талашкино, находящееся в 18 км от Смоленска, известно с XVII в. В эпоху польского владычества при короле Сигизмунде III оно было пожаловано польскому шляхтичу Гейдалу Талашке, а в XVIII в., за верную службу русскому престолу, — одному из представителей этого же рода, Шупинскому. В конце XIX в. владелицей имения стала Е.К. Святополк-Четвертинская, урожденная Шупинская. Она продала имение князю Тенишеву.
Мария Клавдиевна Тенишева (1867-1929) создала здесь художественный центр. Она помогала многим деятелям искусства, коллекционировала картины, предметы старины, произведения народного искусства. В 1911 г. она подарила Смоленску созданный ею музей «Русская старина» (сейчас в его здании находится смоленский художественный музей).
С 1893 до 1914 г. Талашкино играло значительную роль в культурно-художественной жизни России. Здесь работали М.А. Врубель, К.А. Коровин, И.Е. Репин, Н.К. Рерих, С.В. Малютин, А.Н. Бенуа и многие другие. В Талашкине были созданы балалаечный оркестр и театр, художественные мастерские.
В 1894 г. Тенишева приобрела соседний хутор Флёново (примерно в 2 км от Талашкина). Здесь в 1901 г. по проекту С.В. Малютина был построен сказочный «Теремок».
Первоначально в нем разместили библиотеку для учащихся сельскохозяйственной школы.
Сама постройка очень оригинальна. Своими фантастическими росписями, завитками чудовищных цветов, странными зверями и птицами она напоминает напоминает домик из народных сказок.
Внутри — свидетельства художественной жизни Талашкина.
(Осторожно — под катом большие фотки)