Category Archives: сказки

Лутонины сказки

Стандартный

Сергей Макаркин

Рассказывают старики, жил, де, в старину молодец Лутоня. Сноровистый  был, умелый, любое дело было ему по плечу. Ходил Лутоня по свету, глупых людей уму-разуму учил, у мудрых сам учился. Очень любил он песни и сказки и знал их огромное количество. А может, не столько знал, сколько сам выдумывал. А поскольку был грамоте обучен, то и взялся эти сказки записывать. Запишет на листок бумаги, выучит назубок, чтоб не позабыть, да потом и подарит этот листок такому же любителю. Вот и разошлись те сказки по земле нашей. И у меня есть несколько таких листочков. 

Read the rest of this entry

Про ежиков

Стандартный

За что древние славяне почитали… ежа?

Валерия Суханова

66817Как это ни странно, в мифологии славян особое место занимает маленький колючий ёжик.
ежик1Издревле славяне боролись с нечистой силой оберегами, связанными с ежом, с помощью этих маленьких созданий лечили серьезные болезни.
Согласно легендам, ёж настолько мудр, что даже Бог, создавая землю, прислушивался к его советам. Хотя по другим преданиям ёж имеет сомнительное происхождение: черт сидел на пеньке, расчесывал свою шкуру, а волосы бросал на землю, и эти волосы превращались впоследствии в ежа.
Болгары считали ежа самым мудрым, так как он долго живет на свете и помнит все, что было когда-либо раньше, а еще он умеет пользоваться особой омолаживающей травой и поэтому никогда не стареет.
Жители Полесья считают ёжика хорошим травником. По их преданиям, помимо «травы молодости», он знает, где растет так называемая «разрыв-трава», которая открывает все замки и запоры. Человеку, чтобы достать такую траву, необходимо найти ежиное гнездо и загородить вход в норку камнями. Ежиха, увидев, что не может попасть к малышам, обязательно найдет и разыщет «разрыв-траву», чтобы разрушить преграду.
Существует очень много легенд об этом милом существе, к примеру, древние славяне приписывали ежу умение прогонять нечисть, благодаря его колючкам.
Поляки на свадьбу пекли хлеб в виде ежа, а у русских оберегом для невесты и жениха в брачную ночь был калач «ёж», украшенный вместо иголок раскрашенными соломинками.
Сербы брали мордочку ёжика как средство от сглаза, а его сердце считалось талисманом от болезней. Сало ежа считалось лучшим лекарством от ревматизма и лихорадки. Этим же салом смазывали укусы мух, комаров. А моча ежа подмешивалась в водку алкоголикам, чтобы они бросали пить.
Лечиться с помощью ежей всегда было удобно, потому что они селятся вблизи деревень. Ведь коровье или козье молоко – это большое лакомство для ежей. Существует даже поверье, что они сами могут добывать молоко, но хорошо запоминают время доения и регулярно приходят на дойку в ожидании пролившейся мимо ведра струйки. А добрые хозяйки наливают целое блюдце молока специально для ежей.  Read the rest of this entry

Евражка

Стандартный

Вот такое это симпатичное животное:).

Для начала — немного научной информации. А ниже будет пара сказок и одна литературная зарисовка.

 

Отряд:RODENTIA — Грызуны
    Cемейство: SCIURIDAE Fischer, 1817 — Беличьи
      Род: SPERMOPHILUS F.Cuvier, 1825 — Суслики

Описание и размеры. Вид рода сусликов. Размеры крупные: длина тела до 33 см, длина хвоста до 13 см.

Внешний вид. Тёмных пятен под глазами и над ними нет. Хорошо выражен сезонный диморфизм меха. Зимний мех густой, пушистый, с преобладанием серых тонов. Окраска головы сверху тёмная, коричнево-ржавая, резко контрастирует с более светлой буровато-охристой окраской спины, бока и плечи ржавых тонов. На спине отчетливый крупный пятнистый рисунок. Брюхо яркое палево-ржавое. Хвост сверху тёмный, хорошо выражена краевая оторочка, снизу ржавчатый, с двухцветной предвершинной полосой. На территории бывшего СССР описаны 4 подвида, различающихся особенностями окраски и размера ми тела

Распространение. . Распространён в Северо-Восточной Сибири к востоку от реки Лены (Верхоянское и Колымское нагорья, Чукотка, Камчатка), на крайнем северо-западе Америки.

Кариотип. В кариотипе 34 хромосомы.

Образ жизни. Предпочитает селиться по долинам рек на лугах и лугово-степных участках лугов, на полянах среди лиственничных лесов и зарослей полярной берёзы, по приморским песчаным грядам. В горах обитает по краям каменных россыпей и на лугах субальпийского и альпийского поясов до высоты 1400 м над уровнем моря. Часто селится по окраинам посёлков. Живёт обычно колониями со сложной системой ходов. Норы неглубокие (1 м), без вертикальных ходов. Одиночные постоянные норы с несколько входными отверстиями и гнездовыми камерами. Спячка в октябре -марте, Весной на севере ареала выходит на поверхность ещё при снеговом покрове, протаптывая в снегу тропинки. Всеяден. Весной в рационе преобладают животные корма. Растит, пища состоит из ягод, грибов, веток, мхов и лишайников. Запасает на зиму орехи и сухую траву. Размножается 1 раз в год. На севере ареала спаривание происходит в норах до выхода на поверхность. В помёте 6-8 молодых, иногда до 14. Приступает к размножению на 2-м году жизни.

Read the rest of this entry

Ирина Хаустова, «Магия жизненного круга»

Стандартный

«Человек без границ», май 2009

Современный человек относится к сказке как… к сказке, то есть тому, чего в жизни не бывает. Однако были времена, когда она служила руководством к действию в повседневной жизни людей.

Церковь Илии Обыденного

Церковь Илии Обыденного

В это, конечно, верится с трудом. Ну, в самом деле, кто будет давать жениху целую серию трудных задач, способных превратить сватовство в сражение «не на жизнь, а на смерть»? Или после свадьбы устраивать невесткам настоящий экзамен, как в сказке о Царевне-лягушке? Помните, царь требует от невесток за одну ночь испечь каравай белый да пышный, а в другую соткать ковер из шелка и золота. И печет Царевна-лягушка чудо-каравай, изукрашенный узорами мудреными: по бокам — города с дворцами, садами да башнями, сверху — «птицы-летучие», снизу — «звери-рыскучие». А уж ковер и вовсе на диво вышел — целый мир сотворила на нем умелица! Или сказка «Морской царь и Василиса Премудрая»: в ней уже Иван-царевич должен по велению морского царя за одну ночь поле вспахать, рожь посеять, да чтобы за ночь выросла она так высоко, чтобы галка могла схорониться, «да чтоб все вызрело, да муку смололи, да хлебы выпекли»; в другую ночь должен он построить дворец и мост хрустальный, чтоб «к рассвету на седьмой версте на море стояло царство золотое и чтоб оттуда до нашего дворца сделан мост золотой».

Ясно, что без волшебства герои с такими непростыми заданиями не справляются. Но даже в тех случаях, когда героиня просто на продажу ткет полотно и потом шьет рубашки всем на удивление, делается это за одну ночь и приводит к изменению судьбы героев. При этом созданная вещь проходит почти полный жизненный цикл. То, что в жизни требует длительного времени, порой не зависящего от человека, в сказке спрессовывается — начало и конец сближаются до одной ночи, дня, может быть, суток и происходят чудеса, казавшееся нереальным осуществляется.

А теперь совершим прогулку по Москве. В начале Остоженки с левой стороны два Обыденных переулка, 1-й и 2-й, направляясь к Москве-реке (а в давние времена к стенам Белого города), упираются в 3-й Обыденный переулок. Любимая нами старая Москва с ее обычными, заурядными, будничными, одним словом, типичными московскими переулочками… Read the rest of this entry

Великая загадка сказки про репку

Стандартный

http://community.livejournal.com/tykywak/11101.html

Панюшкин пишет, что всего существует четыре варианта сказки про репку. И что три отличаются только количеством зверей, помогающих репку тянуть, зато четвертый отличается кардинально. На самом деле вариантов, конечно, больше, существует даже стишок на хинди, где не старик, а старуха посадила не репку, а морковку (ek burhiya ne boya dana. gajar ka tha per lagana*).
Тот же вариант сказки про репку, о котором речь, есть в сборнике Афанасьева. Он не то, что бы отличался кардинально, но действительно совершенно сюрреалистический:

Посеял дедка репку; пошел репку рвать, захватился за репку: тянет-потянет, вытянуть не может! Сóзвал дедка бабку; бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! Пришла внучка; внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! Пришла сучка; сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! Пришла нóга (?). Нóга за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут!
Пришла дрýга нóга; дрýга нóга за нóгу, нóга за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! (и так далее до пятой нóги). Пришла пята нóга. Пять ног за четыре, четыре нóги за три, три нóги за две, две нóги за нóгу, нóга за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут: вытянули репку!

________________
*Долготы тут опущены.

К сказке про репку

Стандартный

«…Все вы слышали сказку про репку. А кто‑нибудь знает, в чем ее смысл?

И Колотыга замолчал, ожидая ответа.

– Не знаем, отец. А если ты не скажешь, то и не узнаем.

– Ну так слушайте, – Колотыга окинул всех лукавым взглядом, – В этой сказке дедка ~ олицетворение настоящей мужской силы; бабка – житейская хватка и смекалка; внучка – задор; собачка – солдатское мужество; кошка – тепло дома, семья; а вот мышка – это та кроха, почти ничего, которой не хватает целой семье, чтобы одолеть репку.»

«Славянская здрава», Е.Р.Баранцевич, В.Э.Мешалкин, К.Н.Тютелов

Новгородские сказки

Стандартный

Возвращение Новгородских сказок из Парижа домой

Изданию этих сказок предшествовала почти сказочная история, его величество случай причастен к этой истории наверняка. Началось все в парижской квартире дочери писателя Бориса Зайцева Натальи Борисовны Сологуб-Зайцевой, где я познакомилась с ее лицейской подругой Ириной Сергеевной Мамонтовой-Серовой. Она как-то робко спросила меня о том, не бывала ли я в Новгороде. И узнав, что кусочек моей жизни был связан с этим городом, еще тише спросила: «Не слыхали вы о городе Боровичи?» По интонации и взгляду я поняла, что с этим вопросом она безрезультатно обращалась много раз. Получив положительный ответ от меня, Ирина Сергеевна нараспев, красивым низким голосом почти с испугом и с восторгом прошептала: «Господи помилуй, Господи, помилуй, Наташа, ты слышишь, Галина видела Боровичи!» 
Мы встретились еще раз в ее доме на бульваре Мюрат, и я узнала, что родители Ирины Сергеевны были уроженцами Боровичей и что отец часто рассказывал ей о своей родине и очень хотел ее увидеть, но не пришлось… И что в Боровичах остался младший брат отца Петр Михеевич, принимавший участие в издании последней редакции словаря Даля, а сестра отца Мария Михеевна много лет собирала сказания, народные предания по Вологодским и Новгородским землям — и они были изданы в 20-х годах. «Не пришлось ли вам их читать?» Я была почти уверена, что таких сказок не было в наших библиотеках, во всяком случае и я, и другие дети росли без них. 
Ирина Сергеевна протянула мне тоненькую с пожелтевшими страницами книжечку. С открытой наугад страницы на меня дохнуло Новгородчиной, Русью и безудержным юмором. Книга была издана издательством «Петроград» в 1924 году тиражом всего четыре тысячи экземпляров. 
Вечером на Монмартре, читая эту книгу, я чувствовала, как меня и моих соотечественников обокрали. 
По возвращении домой я посетила Боровичи и Новгород. Никто ни в музеях, ни в библиотеках не был знаком со сказками. Мне удалось узнать, что Петр Михеевич Серов жил и умер в Боровичах, но при жизни никогда не вспоминал о брате Сергее, а про сестру Марию говорил, что погибла, но без подробностей — погибла и все… 
В 1925 году книжку привезла в Париж сама М. Серова. Переписка вскоре прервалась: советским людям опасно было писать в Париж… 
Семья Мамонтовых во время войны выезжала из Парижа, но книгу сохранила, и не только эту книгу… 
Ирина Сергеевна Мамонтова-Серова подарила драгоценный экземпляр сказок мне — по рождению боровичанке — с робкой надеждои, что книгу когда-нибудь переиздадут в России: «Вам там сейчас так не хватает смеха, здорового смеха, и пусть она вернется домой, нам уж не придется…» 
Я прочла дарственную надпись: «Дорогой Галине Валериановне в память о нашей встрече в Париже и об открытии Боровичей» — и пообещала самой себе в этот момент: «Будут читать эти сказки на Родине». 
Еще хочу добавить, что отец Ирины Сергеевны лечил семью Буниных, Ивана Шмелева, и они вместе жили на юге Франции в Грассе.
Путешествие «Новгородских сказок» длиною почти в 70 лет закончилось. Кусочек наших корней, нашей культуры, сохраненный во Франции русскими людьми, вернулся домой учить нас смеяться. 
Низкий поклон Ирине Сергеевне и всем им — изгнанным, ограбленным, оболганным и непускаемым очень долго домой даже в гости,- за сохраненную в изгнании Россию. 
Галина Лысенко-Варик
Париж — Петербург 
http://www.novgorod.ru/read/information/cultutre/tales/

Наговорная водица

А што, жаланны вы мои, в городу-то у вас на водицу-то шопчут? Слыхали про то, али нет? Наговорной та водица прозываетца, и во кака целевна та вода-матушка! Ото всево помогает. Да вот постой-ко, погоди — не далеко ходить — про себя скажу, как мни-ка этака-то водица помогла. Да вить как помогла-то. Лучше не надобно. Да вот послушайте-ко, как дело-то было…

Это я со стариком-то со своим смолоду-то жисть куды как ладно прожила. А вот под старость-ту и приключись с ним што-то неладное — такой поперешной старичишка стал — не приведи господи. Ты ему так, а ен те этак. Ты ему слово, а ен те — два… Ну, да уж и я-то, родны вы мои, удала была — ен два — а я пять, ен пять, а я десять… Так и такой-то вихорь у нас, бывало, завьетца — хоть святых вон выноси… А разбиратца начнем — виноватово нет!

— Да с чево бы это у нас, старуха. А?!

— Да вить все ты, неладной, поперешной… все ты!..

— Да полно-ко! я ли?!! Не ты ли?! с долгиим-то языком.

— Не я, да ты…

— Ты, да не я. Да и упять пошло-завилось, по всем углам шарахает. И до тово дошодцы было, жаланны вы мои, как это утречком старик с печи ноги-то спущает, и пошло… и пошло… хоть из избы вон беги.

Да спасибо — одна старушоночка надоумила. Так бобылочка, этак изобочки через три от нас жила… Слухала это ена, слухала, да и говорит:

— Маремьянушка, што это у тя со стариком-то все нелады да нелады? Да сходила бы ты, матушка, к старцу-то на гору. На водицу старец шопчет… людям-то помогает… Быват, и тебе поможет.

«А и впрямь,— думаю,— пойду-ко схожу, никто, как Господь…»  
Пошла этта я к старцу-то. Гляжу — стоит келейка однооконненька. Я этта в оконышко-то постукотала, и вышел старец-то. Низенький этакой… щупленькой, седа бородушка клинуш-ком…

— Што, грит, раба, надобно?..

— Да вот,— говорю,— батюшко, помоги… Этаки-то у нас нелады со стариком…

— А пожди,— говорит,— маленько… И вынес он, матушки вы мои, водицы в ковшичке, да при мне на эту водицу-то и пошоптал… Вот с места не сойтить, не лгу… Хрест наложил, вылил водицу в сткляницу, да и говорит:

— Вот, раба, как домой-то придешь, да зашебаршит у тя старик-то, а ты водицы-то и хлебни, да не плюнь, не глони, а с Иисусовой-то молитвой и держи в роту-то, покеды он не угомонитца… все ладно и будет…

Поклонилась я старцу, сткляницу-то взяла, да домой. Тольки это ноженьку-то за порог занесла, а старик мой и себя не помнит. А он у меня, покойник, куды как охоч до чаю был. Уж не пропусти с самоваром ни минуточки, а я у старца-то и позапозднилась… Вот этта ен с печи-то…

— Уж эти мне бабы, стрекотухи прокля-тушшии!.. пойдут, да и провалятца…

А я, матушки вы мои, водицы-то и хлебнула, да как старец-то сказывал — не плюну, не глону, с молитвой-то Иисусовой и держу ею в роту-то… Гляжу — замолчал мой старик-то! Это слава тебе Господи — водица-то кака целевная. Это я сткляницу-то за божницу, а сама за самовар, да и загреми трубой. А у старика-то глазы на лоб полезли, себя не помнит:

— Эко неладная-то… не тыим концом руки-то воткнуты…

А я упять за водицу… хлебнула… держу… замолчал, вить, старик-то мой…

Да што ты скажешь, родимы вы мои, и пошла у нас тишь да гладь, да божья благодать!.. Ен за ругань, а я за водицу… Да и слава те Господи! Все пошло, как по- писанному…

Так эво, жаланны вы мои, што водица-то делает… А старик-то мой, покойник, коса сажень в плечах, росту страшенново… Вот эфту притолочину лбом-то вышиб бы… И этаконький-то глоточек таку-то махинищу сдярживал… 

Вон оно, сила-то кака в водице-то энтой самой, наговорной…

http://www.novgorod.ru/read/information/cultutre/tales/water/

Другие сказки здесь:

  • Меленка — молодилка
  • Горшок
  • Как баба шиша напужала
  • Дурачок
  • Дурни
  • Жена доказчица
  • Мамыка
  • Мудрая жена
  • Што на белом свету случаетца
  • Ваня